?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Немного Барселоны
Юля
leto_na_dache

 

***

В проулочке  между Готическим кварталом и бульваром Ла Рамбла – "бутик сладостей".  Слоёные улитки, изогнутые и так, и эдак, хрупкая сласть «полворонес»,  завёрнутая в бумажку, чтобы не рассыпалась («полво» - «пыль», сладость рассыпается во рту сладкой пылью),   печенье-ракушки, наполненные несладким миндальным кремом, крема-каталана – в керамических низких  розетках, туррон, конечно, самый разный – от самого твёрдого, белого, де Аликанте, до мягкого шоколадного. До кучи –  неместные, но очень симпатичные сласти, вроде итальянских каноли или французских разноцветных пуговок-макарунс. У витрины пара: он, ковбой в клетчатой рубашке и уггах, она – в шляпе густого оттенка маренго. Выбирают.

Вдруг из соседнего проулка выныривает старушка, бодрая, коротко стриженная брюнетка, в синей стёганной куртке и подтаскивает к витрине бутика двух кавалеров, одному за семьдесят, другому за восемьдесят. Старушка тычет пальцем в какие-то булочки, похожие на волшебный хлеб из японского мультика, белые, пышные, чуть румяные сверху, и начинает рассказывать, как их пекут. На моё счастье разговор ведётся по-испански, а не по-каталански, и долетают отдельные обрывки:

- Вот так их замешивают, вот так ...потом делают вот так. ...ставят в тёплое место...а потом  разделяют на маленькие комочки... ма-аленькие...и ласково, вот  так...пекут...переворачивают поднос, ещё пекут и остужают..

На самом деле, в словах не было нужды, она так жестикулировала, так сверкала глазами, наслаждаясь  вниманием и восторгом своих кавалеров, что всё было понятно и без каталонского с испанским. Наконец, она закончила своё выступление, на секунду прижала руки к порозовевшим щекам, шутливо поклонилась и побежала дальше, к церкви Санта Мария дель Пи, а зачарованные кавалеры переглянулись и бросились за ней.

Шляпа Маренго и Ковбой переглянулись, она дёрнула подбородком в сторону пышных белых булочек, он кивнул и дёрнул на себя дверь магазинчика.



***

Здание  Саграда Фамилия гиганское и странное.  Всё увитое листиками и завитушками, украшенное башенками в форме еживичных ягод, которые, в свою очередель выполнены в форме куриных яиц (Гауди считал форму куриного яйца совершенной и иногда таскал их в карманах, чтобы любоваться гениальным творением природы, когда захочется). Нашли  мы скамеечку, разлеглись и принялись глазеть на церковь (путеводитель настаивал, чтобы мы называли это творение Гауди церковью, а не собором!).

Линии, башенки, украшения – всё причудливое. Это даже не огромный замок из песка, это его отражение в озере.

- Гауди  считал, что прямая линия – творение человека, а кривая – Бога, - умничаю я, - а правда непривычно говорить ГаудИ, а не Гауди?

Вдруг рядом крик:

- Hermanito! Hermanito!

«Эрманито» - «братик». Слово выкрикивает пятилетний мальчуган, выкрикивает и пляшет вокруг матери, а она, склонив голову, улыбается и теребит кончики платка, повязанного вокруг шеи.

-          Hermanito!

 

Мальчик выкрикивает победно, прыгает, но рядом нет никакого братика. Вообще никого, похожего хоть на какого-то их родственника. Вдруг мальчик замечает озеро у Саграда Фамилия.

- Parque! Parque!

Выкрикивает «парк» так же победно, как и «эрманито» и бежит к озеру. Видит уток, указывает на них, снова что-то кричит.  

Женщина неторопливо расстёгивает сумку, достаёт кусочек багета. Её плащ на секунду распахивается, и виден живот, выпирающий ладно, кругло..Куриное яйцо, ежевичные башенки, совершенство формы...Hermanito! Hermanito!

***

К готической церкви Санта Мария дель Пи («Пи» -сосна) мы вернулись вечером – на концерт испанской гитары.  Сначала была классика: «Прелюдия» Баха, «Волшебная флейта», все хиты испанской гитары, кроде «Воспоминания об Альгамбре» и другие. Потом гитарист откланялся и уже собрался уходить, как вдруг, словно вспоминив что-то важное, вернулся, взял инструмент и заявил: «Я сейчас буду играть...Но у меня есть проблема...Мне что-то мешает». 

Он снова заиграл «Воспоминание», прикрыв глаза и изображая страстно увлечённого своей игрой музыканта.  И вдруг зажужжала муха. Струной гитарной, конечно, но было о-очень похоже на настоящую муху.  «Увлечённый» музыкант тут же сбился на мелодию из «Розовой пантеры».  Опомнился. Испуганно огляделся... «Альгамбра»..Муха! Мелодия из «Джеймса Бонда».. Снова опомнился! Классика с закрытыми глазами...Муха.. «Нокиа Тьюнс».  Зал, человек сто, и без того покатывающийся от хохота, тут уж просто взорвался. Маэстро сделал вид, что подошёл к телефону,  потом продолжил играть, «сбиваясь» ещё много-много раз. И в конце концов «пристрелив»  «муху» гитарой.

А смешно, всё-таки...Людям классика нравилась. И Бах, и Моцарт. Но вот игра на этой любви к раскрученным хитам поп-музыки, просто к мелодиям, которые, благодаря тому, что звучат из каждого второго сотового телефона, уже записаны на нашу подкорку,встречала овации и хохот,  эхо которого ещё долго носилось под сводами готического собора. Люди любят посмеяться над собой и...всё-таки любят мелодию из «Джеймса Бонда»!

***

Первый раз в жизни была в настоящем порту. Где, как в «Улитке и кита», «корабли отдыхали в порту, а потом отплывали – ту-ту-у». Корабли огромные даже издалека, а контейнеры, которыми их загружают – разноцветные, яркие, крошечные – тоже издалека, конечно. Видела гиганские элеваторы и настоящих рыбаков , они махали нам, катавшимся на прогулочном катере и улыбались солнечнее солнца.

Мы в первый день брели, брели по городу, по Ла Рамбла, добрели до порта,  рухнули на деревянный пирс, растянулись и заснули. Там все спят, укрыв лицо тёмными шарфами (солнца им, видели, многовато!).

Чайки в порту самые толстые из всех, что я видела. Кричат страшным криком, летят прямо на тебя, а потом, перед самым твоим лицом притормаживают и взмывают ввысь, крича уже по-другому, насмешливо: «Ха-ха! Нас запрещено кормить! Но нам не запрещено вас пугать! Ха-ха-ха!»

***

И солнце! Столько солнца! В любое окно заглянешь – солнце!

А уж особенно в домах Гауди: в доме Батльо, Доме Костей, похожим на дракона, охраняющего кости своих жертв, в доме промышленника Мило, где  просто фантастическая крыша – Ла Педрера, украшенная башенками, как будто сделанными из песка и где есть музей Гауди, в котором  можно увидеть, чем вдохновлялся архитектор и на что похожи его творения: кукурузный початок, огромная ракушка в разрезе, скелет питона (неожиданная вообще штуковина), крупные шишки, необычные тыквы, череп козла и разные деревяшки. «…исчезнут углы, и материя щедро предстанет в своих астральных округлостях: солнце проникнет сюда со всех сторон и возникнет образ рая… так, мой дворец станет светлее света».

А снега у них не бывает. Вообще.



 



  • 1
кра-со-та! волшебно. просто ух.
дико захотелось в Барселону - поняла, что уже сто лет, как.
вы уже вернулись?

Спасибо, Дашка!
Знаешь, Барселона теперь возглавляет мой список городов, куда бы хотелось вернуться. Да, и паэлью ели там, где ты посоветовала, отличная была, спасибо)) Вернулись только сегодня утром, всю ночь летели.

ну я рада, дорогая :). как выспишься, появляйся :)))

Ага, обязательно! Дочитаю только письма и приду.:) Спасибо за радость!

Ничего себе! Просто апофеоз жанра путевых заметок.

Аня)) Спасибо,я просто от души всё это. Ну, как всегда.))

Ююуууууулькааааааа... придержи мне местечко на пирсе. Можно без темного шарфа. А я куплю тебе булочек.

Договорились!)) Я, правда, уже в заснеженной Сиби....в смысле, в Москве, но Барселона слишком волшебная, чтобы в неё ещё раз не смотать!

Люто завидую, Юля! С Рождеством

Человек-живущий-в-новороссе не может завидовать человеку-четыре-дня-в-барселоне! И тебя, Лёш, и семью - с праздником!

  • 1