?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Море волнуется раз!
Юля
leto_na_dache

Наташа. Наташа плохо видит. Такое бывает. Даже в очках плохо видит. Причём один глаз не видит совсем. И врачи в отделении велят заклеивать соседний. Такая терапия. Чтобы тот, не видящий, развивался. А Наташа с заклейкой не видит совсем. На ощупь ходит. «Не вижу,

где аппарат, куда садиться? Правда, не вижу!» Переходит иногда на крик. А как ещё? Говоришь, что не видишь, а тебе: «Ну как это? Что ж тебе заклейку-то назначили?!». А спросить уже не у кого. Все ушли.

Врач , правда, перед уходом, подтолкнул слегка: «Вон там девочки есть. Видишь, играют? Ты иди к ним …подружись!». А где они, эти девочки…Их вообще не видно из-за заклейки. Только слышно: «Море волнуется раз…»

Данька. Вообще он никакой не Данька. Он «этот мальчик». С ним как вышло. Сначала все боялись ротовируса и по палатам сидели. А потом, как узнали, что в отделение вич-инфицированного из детдома кладут – всё, привет. Даже разговаривать в палатах страшно стало. Вдруг он услышит и придёт. Про ротовирус вообще забыли. Перестали бояться.

Нет, все, конечно, в курсе. Что через кровь, а не через слюну. Но у него порез на пальце. Забинтованный, но порез. А дети маленькие, бегают…Падают, расшибаются до крови. Кто знает…Детки все сложные, с дцп есть. Мамы шепчутся: «Если мне ещё и это…я утоплюсь». А Данька бодрый. Выбегает из палаты на цыпочках. «Мама! Мама!» Это он ко всем – мама. Детдомовский же, у них так принято. Его к пацанам подселили. Достал он пацанов. Печенье всё таскает и таскает из тумбочки.

«Хорош воровать!» Это пацаны. Они вообще за справедливость. Одна сердобольная мамаша принесла тарелку печенья Даньке и фрукты. «О! – обрадовался, - мама, почисть апельсин!» Дёрнулась, но почистила. Быстро ушла. Страшно. Первый раз вот так – лицом к лицу. Не в журналах, не в книжках, не по телику. В жизни. Да ещё и свой к этому лезет. «Не лезь ты! Не понимаешь, как страшно…»

Достал Данька пацанов. Перевели их в другой бокс. А он один не может. Плачет. И печенье уже не нужно. Полная тумбочка печенья. Это сердобольной по дороге соседки накидали на тарелку. «Возьми и от нас, отнеси…Самим страшно, вдруг привяжется, будет по палатам шуровать. Да жалко вроде, но жить хочется..»

А Данька заливается: «Мам, убери печенье! Не надо!». Это медсестре. Она в повязке марлевой. Мальчик-то, понятно, безопасен, но медработникам надо меры соблюдать. Ушла. Вдруг дверь открывается, на ощупь Наташа заходит. «Кто тут плачет?» - спрашивает. Голос неприятный, высокий. Гундосит слегка. Но Данька молчит. «Мам! – говорит, - домой хочу!». « И я хочу», - гундосит в ответ Наташа, усаживаясь на Данькину кровать. Она плохо видит вдали, но Данькины ноги в тёмно-синих колготах – тут, перед носом. Она их хватает и говорит: «Море волнуется раз!».

Все смотрят. А куда ещё смотреть, не в окно же. Там ночь-полночь, хотя ещё и десяти нет. Стенки прозрачные, все смотрят, как Наташка играет с Данькиными ногами. Сердобольная у двери застывает с очередной тарелкой. Смотрит, смотрит. А потом не выдерживает. Хочется девочку поблагодарить. Закрыла собой дыру плачущую.

- Какая ты молодец, Наташа! – говорит, - у тебя, наверное, маленькие братья-сестры есть? Ты так умело играешь!

Наташа молча качает головой. А Данька, услышав голос, поднимает голову и вдруг пулей вылетает в коридор. На цыпочках к сердобольной подбегает, вдруг обнимает и целует в живот:

- Мама! Спасибо за апельсин!

Сердобольная не дёргается. Перестает бояться. Как ротовируса.



  • 1
Хорошо.
Люблю тебя читать :)

Спасибо, Жень, взаимно.

угу, вживую тоже очень мурашечно

Как всё... по-настоящему.

да, Ань, я рада, что удалось это увидеть

да, Томка, и сердце сжимается

такой же эффект от Ничейных детей Губиной: тепло и ужасно, светло и горько. И понятно, что отделить нельзя, но видно, что именно нужно

точно, Катя, очень сложный микс ощущений..когда "этого мальчика" выписали, люди делились на два лагеря, тех, кто был безумно рад, и тех, кто не понимал, что чувствовал..

Могу ошибаться, но написано про СПИД вот что: "если кровь ВИЧ-инфицированного попадает на открытую рану другого человека, из которой кровь течет, заражения, как правило, не происходит". Жутко, конечно, что люди бояться оказаться НЕлюдьми меньше, чем придуманных страхов... Я в ДР каждую неделю выслушиваю кучу гадостей про таких отказников, даже перепроверить не дают...
Спасибо, Юль! Очень!

  • 1